Большая кельтская революция

Большая кельтская революция

Football.ua пытается разобраться в причинах последних неудач шотландского Селтика.

"Они играют по-другому – наверное, так и нужно играть. Возможно, это не лига для красивого футбола.  Возможно, это лига для оборонительного футбола, для футбола негативного, где важно качественно отыграть в обороне и провести разящую контратаку".

Уолтер Смит из уважения не стал отвечать Тони Маубрэю. А за что ему отвечать, перед кем оправдываться? Рейнджерс уже давно находятся в полуживом состоянии, но при этом умудряются более чем на десять очков опережать своего извечного конкурента, который перед стартом сезона строил огромные планы. 

Но это были последние слова Тони Маубрэя в качестве тренера Кельтов.

Его предшественника не очень-то жаловали фанаты, несмотря  на все те успехи, что он добился на Паркхэде. Гордон Стракан – протестант, а религиозная война издревле подпитывала войну футбольную. Любой истинный поклонник Селтика  - убежденный католик, а потому принять и полюбить этого человека по-настоящему никто не хотел и так и не смог. Хотя когда-то именно протестант Джок Стин сделал этот клуб великим. Но в случае со Страканом даже два выхода в плей-офф Лиги чемпионов, три чемпионских титула  не сделали его своим для фанов, которые даже не проводили наставника в его последнем матче.  Его команда начала серьезно сдавать уже в 2008 году: ее потенциал иссяк, Гордон выжал буквально все, что только мог, а ранний вылет из Лиги чемпионов, проигрыш в чемпионате и ссора с самым талантливым игроком команды Айденом Макгиди стали последней каплей для самого специалиста, решившего покинуть Шотландию.

Маубрэй же всегда был своим. Согласно легенде, традиция команды становиться в круг единения перед началом встречи пошла именно от этого защитника Селтика 90-х годов. Тони потерял жену, скончавшуюся от рака всего через несколько месяцев после их женитьбы, а потому партнеры по команде накануне одной из встреч образовали круг, чтобы объединиться вокруг горя своего партнера и поддержать того подобным образом. Приход Тони летом прошлого года был воспринят довольно позитивно. Ведь многие болельщики знали о приверженности коуча к атакующему стилю игры – не даром его Вест Бромвич называли Арсеналом Чемпионшипа. А после весьма скучной команды Стракана подобный подход не мог не понравиться.

Обещанную революцию Маубрэй откладывал на потом. Впрочем, дела шли не так плохо – команда одержала почти героическую победу в Москве над Динамо и пробилась в последний раунд квалификации Лиги чемпионов. В чемпионате Кельты стартовали с трех побед, и уже в сентябре Маубрэй получил приз лучшего менеджера месяца в Премьер-лиге. Но где же обещанная революция?

Теперь ему припомнят почти четыре с половиной миллиона, заплаченных за габаритного форварда Марка-Антуана Фортюне. До этого дня в чемпионате он отметился лишь восемью мячами, но то упорство, с которым Тони тащил в основу форварда, выступавшего еще за его ВБА, не могло не умилять. Фортюне способен забить один или два потрясающих гола в месяц, но это не повод, чтобы пренебрегать другими кадровыми ресурсами.

Кризис не заставил себя ждать – команда регулярно теряла очки. Игра Селтика была предсказуема: твердолобое следование канонической схеме 4-4-2, однотипные комбинации и огромные дыры в обороне. В ноябре Кельты на последних минутах поединка уступили Данди Юнайтед, установив ошеломляющий антирекорд – две победы в десяти встречах. Маубрэй списал провал на наличие в составе соперника рослых форвардов, а болельщиков попросил судить его по окончании сезона.

Тони искал оправдание собственному бездействию. Он жаловался на подопечных, но при этом так и не ясно, кто ответственен за то, что эти игроки оказались в команде. И если имеющийся кадровый запас не устраивает тренера, то почему он не пытается что-то поменять? Пришедший из Чарльтона полузащитник Женг Жи был призван заменить лидера команды Накамуру, но со своей задачей не справился.  По-прежнему талантливый Айден Макгиди выстреливал лишь по большим праздникам, хотя и продолжал оставаться потенциально самым опасным игроком команды.

Массовый отток игроков в январе лишь усугубил ситуацию. Уилло Флад, Крис Киллен, лучший бомбардир команды последних сезонов Скотт Макдональд, Барри Робсон и Стив Макманус – все они ушли в Миддлсбро к своему бывшему наставнику, возможно, в какой-то мере даже расписавшись в недоверии к Маубрэю. Хотя истинная причина кажется еще более грустной: играть в нынешнем Селтике не более престижно и интересно, чем в составе середняка  Чемпионшипа.

До марта, до того знаменательного и последнего поражения от Сент-Миррена со счетом 0:4, Маубрэй оставался верен себе – он говорил о будущем, восхвалял игровой почерк и потенциал своей команды, а также искал всевозможные причины неудач на стороне. Хотя в тот злосчастный и исторический вечер даже он склонил голову, признав собственную неправоту: "Мы заканчивали игру с шестью (!) форвардами на острие. Это делало нас уязвимыми".

Печально то, что менеджер никак не пытался исправить положение. В игре с Сент-Джонстоном он от бессилия поставил на левый фланг полузащиты Фортюне, а в паре с Робби Кином на острие играл молодой и априори не претендующий на место в старте Пол Макгован. Пара центральных полузащитников Кросас - Н`Гуемо с первого дня не казалась оплотом сдерживания  атак соперников, равно как и все более предсказуемый вингер Макгиди не приносил пользы ни на левом фланге, ни на правом.

Появление в Глазго Робби Кина по-прежнему можно считать неоднозначным событием. Да, он забивает больше любого форварда в чемпионате, но 65 тысяч фунтов, которые ему платит клуб, не до конца соответствуют результату, имеющемуся на выходе. Кин очень зависим, а в отдельных  матчах даже было заметно его непонимание с партнерами.  Опять же – нападающий Тоттенхэма привык действовать и смотреть более широко, в то время, как его нынешние партнеры едва ли не единственным завершением атаки видят прострел в штрафную площадь. Да, есть Макгиди, но на поверку удается вспомнить не так много матчей, в которых Айден заигрывался на любимой бровке в надежде как можно более изощренно расправиться с защитниками.

Временно место Маубрэя занял Нил Леннон, семь лет отыгравший за команду и уже давно работающий в структуре Селтика. Леннон сразу признался, что не прочь получить долгосрочный контракт. После фиаско в полуфинале Кубка Шотландии (Кельты проиграли клубу Росс Каунти из первого дивизиона со счетом 0:2) Нил изрек очень неприятную для игроков речь и признался, что хочет уже летом затеять в команде крутую чистку кадров. Подобные изречения могут двояко сказаться на футболистах: кто-то может приложить максимум усилий для самосовершенствования, а кто-то наверняка при каждой встрече с Ленноном на тренировочной базе станет скручивать какой-нибудь неприличный жест в кармане брюк.

Пока что в чемпионате Селтик при новом наставнике идет по плану, худно-бедно добывая три очка в каждом поединке. Главный акционер клуба Дермот Десмонд внимательно наблюдает за ситуацией, хотя голова у него, как и у правления клуба в целом, болит сейчас не только из-за игровых неудач. На недавнем поединке с Мазервеллом, состоявшимся сразу после позора в Кубке, собралась всего 21 тысяча зрителей – впервые за десять лет на поединок любимого клуба не пришло и половины стадиона! А ведь май – основное время на оформление заявок на сезонные абонементы, составляющие огромную часть выручки клуба.

В подобной ситуации у Десмонда остается один выход: вернуть фанов на трибуны заманухой в виде одной или двух культовых личностей.  Робби Кин во многом приглашался для этого, но далеко не факт, что Селтик, несмотря на искреннее желание Леннона подписать с ирландцем долгосрочный контракт, повернется лицом к форварду.  Тоттенхэм желает получить за него 10 миллионов фунтов. О том, что Шпоры заберут Кина назад уже не идет и речи, учитывая конфликт экс-игрока Ливерпуля с Реднаппом, его слабую игру в первой части сезона и просто роскошный выбор игроков данного амплуа, которым нынче располагает лондонская команда! А еще есть зарплата 65 тысяч фунтов в неделю! Истина заключается в том, что подобную сумму можно потратить с куда большей пользой для дела.  Да и на одном Кине свет клином не сходится.

Тут-то под горячую руку может попасть Леннон, что, скорее всего, и произойдет. Даже если к самому Нилу претензий не будет, руководству понадобится более именитый специалист, способный как духовный лидер повести команду за собой вперед в трудные времена. О приглашении специалиста из разряда "топ" при нынешнем скромном статусе шотландского футбола не может идти и речи, а потому основное внимание в эти дни приковано к людям, немало потрудившимся на славу клуба в прошлом.

Выдающийся полузащитник команды Пол Ламберт ныне добивается практически немыслимых успехов с Норвичем. Он уже вывел Канареек в Лигу 1, притом, что принял Пол команду по ходу сезона в очень плачевном состоянии. Сам Ламберт открещивается от всевозможных приглашений в более солидные клубы, но сумеет ли он устоять перед возможностью возвращения на Паркхэд?


Хенрик Ларссон, без сомнений, главная легенда Селтика в новейшей истории. У шведа нет никакого опыта тренерской работы, ведь только недавно он начал тренировать  клуб второго дивизиона родной страны Ландскрона. За Ларссона говорит огромный авторитет (его приход на тренерский мостик вмиг вернет болельщиков на трибуны, сомневаться в этом не стоит), а против – тут, в общем и так все ясно…

В британской прессе каждые два дня возникают все новые и новые слухи касательно возможного имени будущего менеджера Кельтов, но кто бы им не стал, новому тренеру таки придется затеять ту самую революцию – для красного словца именуем ее "великой", ведь вне зависимости от звучности имени революционеру предстоит осилить огромный огромный пласт работы, очистить  и обновить команду.  Так что Маубрэй, будем полагать, со своей задачей справился: пусть он не указал путь к возрождению, так хоть стал живым олицетворением проблем всего шотландского футбола. Бездействие – верный и самый короткий путь в пропасть.

Иван Громиков, Football.ua